[an error occurred while processing this directive]

 

Обзор Рынок ИТ: итоги 2004 подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Алексей Кудрявцев: «Классические» лидеры рынка уступают свою долю молодым и амбициозным игрокам

Алексей КудрявцевНа вопросы CNews отвечает Алексей Кудрявцев, генеральный директор компании Kraftway.

CNews: Как в целом вы оценили бы итоги 2004 года для российского компьютерного рынка? Произошли ли существенные изменения в расстановке сил?

Алексей Кудрявцев: Рынок продажи аппаратного обеспечения и сопутствующих услуг не претерпел каких-либо существенных изменений в глобальной расстановке сил. Произошло усиление ряда российских сборщиков компьютеров, например, достаточно молодая компания Depo стала вести очень агрессивную политику на рынке. Наблюдалось некоторое ослабление позиций «классических» лидеров рынка, уступивших свою долю молодым и амбициозным игрокам.

Доля крупных федеральных производителей техники продолжила свой рост главным образом за счет небольших местных компаний. В целом — рынок продолжает мигрировать в сторону большего потребления промышленного продукта.

CNews: В 2004 Intel пробрела команду российских разработчиков микропроцессоров «Эльбрус». Каково ваше отношение к этой сделке? Считаете ли вы, что этот проект мог развиваться иначе? Есть ли у России шансы воскресить собственные разработки в сфере микроэлектроники?

Алексей Кудрявцев: С моей точки зрения, мы имеем дело с первым крупномасштабным инвестиционным проектом в области аппаратного обеспечения.

У меня к этой сделке неоднозначное отношение. Как бизнесмен и руководитель компьютерной компании, я рассматриваю ее, безусловно, в позитивном контексте. Эта сделка демонстрирует взвешенный подход и реальный интерес крупнейшей американской корпорации, занимающейся разработками в области вычислительной техники, к интеграции с российским бизнесом, с российскими учеными.

Как патриоту своей страны, мне, конечно, обидно, потому что «Эльбрус» был единственным цифровым проектом, имевшим исключительно российскую сущность. Это была от начала до конца российская разработка. И команда, которая его делала, судя по интересу Запада, была стоящей. Можно только сожалеть, что этот проект, с интеграцией в крупнейшего разработчика, перестает быть российским и становится американским.

А если взглянуть с политической точки зрения и с позиции «чистой коммерции», то именно по такому пути российская наука, бизнес и промышленность, связанные с полупроводниковыми и цифровыми технологиями, должны развиваться и дальше: не автономно, а как составная часть, интегрированная в глобальную мировую кооперацию. Потому что ресурсов для полного выстраивания вертикального промышленного решения в России нет. А даже если бы и были, то потом-то это решение нужно будет продавать. Могут быть вложены миллиарды в получение одного или нескольких высококачественных продуктов, но для того чтобы в дальнейшем вывести их на рынок технологий (в том числе — и на американский, занимающий сейчас долю 40–50%), необходимо будет решить ряд политических проблем.

У американцев большинство решений уже имеется. Попытки кого бы то ни было разрабатывать с нуля существующие технологические решения, например — процессоры для компьютеров, будут обречены на провал. И не потому, что мы не сможем их создать, а потому что в дальнейшем не сможем их продвигать. Поэтому «изобретать велосипед» нет необходимости. Нужно инвестировать в создание в России множества лабораторий, являющихся частью глобального процесса разработки цифровых аппаратных решений, в том числе — и полупроводниковых. Это задача государства.

Думаю, что команда «Эльбруса» смотрела на сделку именно с этих позиций. Они исходили из необходимости открыть себе как разработчикам путь для интеграции в мировую бизнес-сферу микроэлектроники. Поэтому, на мой взгляд, плюсов в этой сделке гораздо больше, чем минусов.

Видео-материал

CNews: Какие инновационные технологии, по вашим оценкам, являются сегодня наиболее перспективными в компьютерном производстве? Стоит ли ожидать от компьютеров чего-то принципиального нового помимо увеличения емкости дисков и скорости процессоров?

Алексей Кудрявцев: Ответить на вопрос о том, что будет представлять собой ПК через 5–10 лет, сегодня не может никто. Для того, чтобы попытаться предсказать, какие технологии и инновации будут реализованы в ПК через некоторое время, необходимо понять, какие ниши потребителей компьютеров будут доминировать.

Целевой аудиторией компьютерных производителей все больше становятся домашние потребители. Мы считаем, что в ближайшие годы на рынке должно появиться устройство, объединяющее в себе функционал всех домашних систем. Уже предпринимаются попытки выпускать медиа-центры. Но пока есть ряд проблем, связанных с удобством использования плазменного монитора в качестве отображения компьютерной информации. Неудобство здесь заключается в том, что очень сложно подобрать правильное расстояние до монитора, чтобы было удобно на него смотреть. Плазменный монитор — вещь достаточно большая, а компьютеру все-таки необходимы клавиатура, мышь и т.д. Переход на безклавиатурные устройства будет очень болезненным и непростым: люди нескоро смогут сменить привычные клавиатуры и мыши на дистанционные пульты, лазерные указки. Зато в этот момент пропадет проблема привязки к функционалу ПК. Монитор станет самодостаточным устройством, управлять которым можно будет с дивана. А вместо клавиатуры будет либо ее виртуальный аналог, либо дистанционный пульт.

Понятно, что вопрос с обеспечением доступа высокоскоростных сетей к потребителю будет в ближайшие годы решен — вначале в Америке, а затем — и в Европе. Да и в России этот процесс уже не за горами. Сейчас принимаются осторожные попытки внедрения альтернативных беспроводных технологий, для того чтобы обеспечить высокоскоростной доступ для всех классов потребителей.

Итак, считаем, что канал есть, средства изображения в том или ином виде существуют. Дальше нужен контент. Необходимо сделать так, чтобы потребитель не был расстроен своей очередной покупкой: ведь, приобретая устройство с дополнительными характеристиками, он должен получать большое количество новых сервисов. Думаю, что в результате мир получит доступ к мировым библиотекам, архивам, видео, литературе. Причем за счет скорости каналов эти ресурсы могут быть очень емкими.

Таким образом, инновации в «компьютеростроении» будут развиваться в двух направлениях: улучшение качества, скорости и всех характеристик отображения информации, и создание больших хранилищ быстрой обработки этих данных.

Второй путь развития — это системы, которые позволят сделать глобальные ресурсы максимально доступными для всех видов потребителей. Для того чтобы получить качественное изображение картины, нужен колоссальный объем информации. Если говорить о библиотеках, понятно, что полностью цифровые версии книг сделать намного сложнее, чем просто картинки этих страниц.

Поэтому средства обработки, переработки и подготовки к отправке этой информации, библиотечные системы, системы длительного хранения будут тоже развиваться опережающими темпами. Само по себе увеличение емкости дисков и скорости процессоров — вещь необходимая: мы сталкиваемся с необходимостью переработки все большего и большего объема информации. Чем больше будут распространяться глобальные сети, тем больше информации по ним будет перекачиваться.

CNews: Насколько лоялен российский корпоративный пользователь к серверным технологиям на базе 64-разрядной архитектуры Intel Itanium? Или же RISC-системы, несмотря на более высокую стоимость владения, пока по привычке более востребованы рынком?

Алексей Кудрявцев: Российский пользователь абсолютно к ним не лоялен. Исторически эта архитектура не присутствовала на рынке России: Intel вообще не было в сегменте крупных предприятий. Кроме того, разработчики основных приложений для корпоративных заказчиков, например, Oracle, не так уж быстро поддержали архитектуру своим решением: операционные системы только-только появились.

По оценкам Intel, в России на конец 2004 года было продано чуть больше тысячи процессоров. Kraftway продал 550 из них. Соответственно, если рынок будет развиваться дальше, и нам удастся сохранить на этом рынке долю 55%, то нас это вполне устроит. Но мы считаем, что перспективы у архитектуры Itanium и в России, и в мире очень хорошие. Потому что реальная стоимость владения открытым стандартом поддерживаемой архитектуры значительно ниже, чем стоимость вертикального решения.

CNews: Говоря об искусственно созданном ажиотаже вокруг рынка ноутбуков в России, вы прогнозируете наступление реального бума в этом сегменте? Когда, на ваш взгляд, это произойдет, какие факторы могут стимулировать этот процесс?

Алексей Кудрявцев: Мы в принципе бума в России не ждем. Бум — это когда было стабильно 10–20–30% роста в год, а потом вдруг произошел резкий скачок — до 200%, например. А рынок ноутбуков будет расти опережающими темпами, безо всякого бума. Потому что процент российских потребителей, нуждающихся в мобильном устройстве, не так уж и велик. Человеку, который пользуется компьютером только дома, ноутбук не нужен. Основная масса потребителей ПК уже сформировалась и высказала свои предпочтения. Сегодня ценовой аспект уже не так влияет на выбор пользователя. Конечно, пока еще цена ноутбуков мешает ему конкурировать с настольными системами, но уже не так значительно, как раньше. И сейчас человек в состоянии принять обоснованное решение о покупке того или иного типа устройства. При этом он исходит из того, что ему больше нужно — мобильность или удобство. Ведь у ноутбуков есть свои недостатки — маленькая клавиатура, неудобная мышка, маленький экран с меньшим количеством характеристик, и т.д.

Российская модель использования ноутбуков в корпоративном сегменте, как мне кажется, принципиально отличается от западной. Мобильность рабочей силы у нас существенно меньше, корпоративная культура на большинстве предприятий предполагает нахождение сотрудника в офисе, отсутствие необходимой инфраструктуры — как проводной, так и беспроводной — не дает пока возможность пользователю подключаться к интернету из любой точки, где бы тот ни находился, передавать данные, размещать заказы, работать удаленно. Поэтому многие преимущества ноутбуков, которыми в полной мере можно воспользоваться на Западе, у нас пока нивелируются. Я не говорю уже о вопросах безопасности данных. Безусловно, там, где нужна мобильность — например, продавцам для проведения презентаций продуктов у клиентов — ноутбуки будут востребованы. Но если на европейском и американском рынках сложившееся сегодня соотношение ноутбуков к ПК — 50:50 или 40:60, то в России ноутбуки, на мой взгляд, не превысят долю в 25–30%, а она будет достигнута уже в следующем году.

CNews: За счет каких добавленных услуг, на ваш взгляд, российскому поставщику настольных и мобильных систем имеет смысл диверсифицировать свой бизнес в настоящий момент?

Алексей Кудрявцев: Не секрет, что подавляющее большинство компьютеров и серверов практически ничем не отличаются с точки зрения своих аппаратных возможностей. Российские ПК — вообще не отличаются, а западные производители иногда пытаются отстроиться друг от друга при помощи каких-то аппаратных «примочек».

Существует значительное различие в ПО, которое устанавливается на системы, и которое устойчиво и функционально работает именно с этими компьютерами.

Система мониторинга, управления, устанавливаемая на компьютере, поддерживающая администраторов и пользователей, делающая сети прозрачными, доступными и легко управляемыми, — это преимущество крупных компаний. У IBM своя теория приложений, у HP — своя. То есть, создаются свои дополнительные ресурсы, которые позволяют покупать корпоративные стандарты, и при этом дают огромную добавленную стоимость корпоративному пользователю.

Второе отличие — сервисы, сопровождающие жизненный цикл этого продукта. Пользователь должен получать сервисы и услуги, ради которых он выберет ту или иную марку. Это гарантийный пакет, условия поддержки и модернизации, какие-то дополнительные возможности. И вот здесь, скорее всего, и будет разворачиваться вся конкурентная борьба. Все это в целом я бы назвал сервисом, который сопровождает решение. А все «железки» практически одинаковы.

Видео-материал

CNews: Чем был обусловлен рост бизнеса Kraftway по итогам 2004 года более чем на 90%?

Алексей Кудрявцев: На самом деле, попытки анализировать результаты прошлого года дают достаточно утешительный результат. Нас всегда позиционировали извне как компанию, ориентированную на правительственные заказы, а мы не скрывали, что являемся одним из крупнейших игроков на этом рынке. И в год, когда все компании, ориентированные на госзаказы, серьезно пострадали из-за правительственного кризиса, наша компания продемонстрировала значительно больший рост.

Это произошло потому, что мы вовремя начали перестраиваться. Идеология разворота Kraftway от исключительно крупных государственных заказчиков в целом к рынку началась три года назад. Эта новая стратегия предусматривала работу в коммерческих сегментах, рознице, а также региональное развитие. В прошлом году мы начали пожинать плоды своей работы. Два из пяти крупнейших заказчиков (по количеству отданных нам денег) — РАО РЖД и «Сбербанк» — относятся к сегменту крупных коммерческих предприятий. У нас достаточно большой проект с «М.Видео». Наша региональная сеть, которая практически с нуля развилась за два года, сегодня, по нашим оценкам, не уступает другим крупным региональным игрокам по объему продаж.

Если рынок вырос на 30%, то еще на 30% мы выросли за счет того, что освоили новые направления рынка грамотно и вовремя. А еще 30% роста нам принесло то, что Kraftway сегодня — реально востребованный продукт.

CNews: Как вы оцениваете итоги своей региональной экспансии в 2004 году? Где наиболее активно развивался бизнес ваших дистрибуторов?

Алексей Кудрявцев: Мы положительно оцениваем результаты года. Нам удалось выстроить достаточно серьезные отношения в Екатеринбурге, заключив соглашение с очень динамичным и стратегически мыслящим партнером. Результаты года по Свердловской области нас очень впечатляют. В Кемеровской области у нас очень хорошо обстоят дела.

Однако не могу сказать, что я полностью удовлетворен результатами нашей региональной политики. Традиционно существуют регионы, в которых очень сильны наши российские конкуренты. И они, опираясь на региональных партнеров, в прошлом году тоже активизировали свою работу, в том числе — в целях противодействия нам. Поэтому мы не добились серьезных успехов в некоторых крупных регионах, где рассчитывали это сделать, например, в Новосибирске или в Санкт-Петербурге. Мы уже работаем над исправлением ситуации.

Видео-материал

CNews: Каких позитивных изменений в работе вы ожидаете по результатам заключения соглашений с компаниями Hitachi Data Systems и SGI?

Алексей Кудрявцев: Это два совершенно разных направления. HDS — это базовое соглашение для нас. Будучи производителем и поставщиком вертикально законченных инфраструктурных решений, поддерживающих все, вплоть до приложений, мы обязаны сопровождать и поддерживать работоспособность этих решений. Соответственно, не можем обойти стороной системы хранения данных. Они должны быть интегрированы в наши решения. Интегрировать под торговой маркой Kraftway чужое решение нам показалось странным. Поэтому мы вышли на контракт с HDS. SGI — это перспективное направление. У этой компании очень хорошая позиция не только в производстве высокоскоростных компьютеров и масштабируемых архитектурах, но и в производстве графических станций. Мне кажется, что российская инновационная киноиндустрия имеет все шансы развиваться в ближайшие годы темпами, в десятки раз опережающими рынок. Разумеется, для того чтобы снимать кино, необходимо иметь соответствующее оборудование. То же самое касается и телевидения. Развитие «контентонесущих» центров, способных обрабатывать изображение — это как раз тот сегмент, где SGI является наиболее сильным игроком.

CNews: Планируете ли вы на 2005 год заключение новых OEM-соглашений с ведущими мировыми вендорами?

Алексей Кудрявцев: Мне кажется, что сегодня у нас есть все необходимое для успешного роста. Если мы и будем двигаться дальше в направлении OEM-соглашений, то они будут касаться производителей компьютерных компонентов, производителей ПО. И чем больше у нас будет таких контрактов — тем лучше.

CNews: Каковы, в вашем представлении, дальнейшие перспективы работы на розничном рынке? Планируете ли вы расширять свое сотрудничество с ритейлом — и если да, то с какими торговыми сетями? У вас уже есть контракт с «М.Видео».

Алексей Кудрявцев: Мы планируем подписать еще два контракта. Я надеюсь, мы подпишем контракт с «Белым Ветром». Сеть сейчас меняет свой формат, в котором появляется место для некоторых наших решений.

А для того чтобы наша техника была представлена в большинстве российских регионов, мы хотим заключить соглашение с «Эльдорадо». Хотя в ряде регионов у нас работают партнеры, они, в основном, действуют как интеграторы и не обеспечивают «полное покрытие» всех ниш и территории страны.

В то же время, сервисная сеть компании функционирует во всех регионах, где работает наше оборудование (а оно работает везде, где есть отделения «Сбербанка» и почты).

Мы хотим, чтобы школьники, работающие на компьютерах Kraftway в учебных классах, могли с родителями пойти в магазин и приобрести наш компьютер для дома. На сегодняшний день это может предложить только сеть «Эльдорадо».

Видео-материал

CNews: Каковы стратегические планы Kraftway на 2005 год?

Алексей Кудрявцев: Если в качестве контрольного отрезка брать один год, то я говорил бы скорее о тактических задачах: достроить завод и ввести его в эксплуатацию. Возможно, нам не удастся сделать и то, и другое. Но, по крайней мере, необходимо начать готовить персонал, инсталлировать оборудование, запустить склады, согласовывать ПО с местными компаниями. Все это — тактические задачи.

Наша стратегия — сохранить лидирующие позиции на рынке. По нашим собственным оценкам, в 2004 году Kraftway был крупнейшим российским сборщиком — и по серверам, и по десктопам. Мы будем делать все необходимое, для того чтобы сохранить эти позиции.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS